Керченский инцидент. Часть 6. Подлежит ли международному праву Керченский пролив?

О заявлениях С. В. Лаврова и „кто мы такие, чтобы иметь своё мнение“.

© Иван Киселев
март-апрель 2019

В статье сетования по поводу того, как информирует нас власть, как ведёт с нами, обычными людьми диалог и стоит ли вообще нам иметь своё мнение.

Дисклаймер. Данный сайт является личным блогом автора, выражает его мнение и не является СМИ.

Нажми, чтобы прочитать полностью...

Сетования по поводу власти, или „обсуждение“ против „послушания“

Так уж получилось устроено российское общество, что мы к власти относимся отстранённо.
Власть для большинства из нас – это где-то там. А тут – мы. И общего у нас – только Родина, заботится о которой каждой стороне положено по-своему.
Им – указывать, как нам жить правильно, руководить и законы издавать.
Нам – подчинятся и работать, поменьше думать и верить всему, что говорит власть.

Не принято у нас обсуждать действия власти.
Прежде всего, потому что обсуждать – негде. Не создано такой общественной площадки, которая служила бы местом для обсуждения.
Да и института такого, который позволил бы донести это обсуждение до власти, в России не существует. Так что делать это и смысла никакого нет. Обсуждай, не обсуждай, результат будет один – воздух на кухне потрясёшь. До власти если и донесётся твоё мнение, то в виде жужжания надоедливой мухи, на решения и действия власти никак не повлияющего.

Кто мы тут такие?

И в этом ещё одна причина отсутствия обсуждения.
В нас привито, что власть - это небожители, которые лучше нас всё знают, им виднее, и они лучше нас разбираются во всех вопросах.
Аргумент „Путин же сказал, что иначе было никак...“ - является окончательным в споре.

Мы не привыкли сомневаться и перепроверять заявления и решения власти.
„Специалисты сказали, что будет выгодно...“ – и всё! cказали, значит, так и есть!
И некому сказать – „Расчёты специалистов положите, пожалуйста, сюда на стол, или отдайте журналистам, пусть опубликуют, а мы перепроверим“.
Такое для нас немыслимо.

Ну кто ты такой, чтобы сомневаться в правдивости мнения специалиста? Что ты мыслишь в предмете, ты же не специалист?!

— Да, я не специалист, но давайте обсудим...
— Куда уж тебе! Он власть! Кто ты такой против него? У него есть достаточное количество специалистов, нечего им с тобой обсуждать...

Тем самым мы и отстраняемся от власти. Мы начинаем жить с ней на разных берегах.
Мы перестаём слушать, как власти поступают и что они говорят.
Мы просто стараемся приспособится к возникающим новым условиям. Ничего больше. Власть для нас фактически стала обстоятельством жизни, на уровне природного катаклизма или как минимум погодного явления.
Солнце и погода хорошая – мы благоденствуем.
Дождь или метель, буран или камнепад – мы пытаемся выжить.
Но у нас нет никакой возможности повлиять на условия, в которых внезапно оказались.

Некоторая часть нас ругает власть - что есть, то есть. Ругает иногда крепко.

Но ругань эта звучит как обвинение богов в том, что они недостаточно заботятся о своей пастве.
„Вы себе дворцов понастроили, а у нас больницы плохие и врачей всё меньше!“

Мне бы хотелось переломить такую ситуацию и ввести привычку не осуждать, а обсуждать.

Для того, чтобы чувствовать себя вправе обсуждать что-то, надо себя немного уважать.
И вспомнить, что в добросовестном разговоре работают аргументы, а не статус говорящего.
„Он же академик, поэтому он знает...“
„Он министр, поэтому он прав...“
Когда статус говорящего становится аргументом, этим закрывается обсуждение и начинается послушание.

Хочется возобновить привычку следовать доводам.
Не „это верно, потому что это утверждает академик“, а „это верно потому, что академик привёл следующие доводы:...“.
Статус говорящего позволяет ему только одно – быть уверенным, что приведённые им аргументы являются достоверными и исчерпывающими.

Но в последнее время нас аргументами не балуют. В условиях отсутствия диалога народа и власти – власть не видит в этом необходимости. Народ безмолвствует, и такое положение власть вполне устраивает.

Наделённые властью лица теперь говорят категорическими, не подлежащими оспариванию утверждениями.
Аргументировать утверждения они считают ниже своего достоинства.

Заявление Министра иностранных дел России С. В. Лаврова

Напомню, что сказанное только двумя людьми в России на международной арене оценивается как официальная позиция страны - это Президент России и глава МИД России.

И вот, 23 ноября 2018, ещё до Керченского инцидента Министр иностранных дел России С. В. Лавров высказался официально, лаконично и категорически:
„Напомню также, что Керченский пролив не является проливом, подлежащим регулированию международным правом - он российский.“

Источник - Официальный сайт МИД России

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел и международного сотрудничества Италии Э.Моаверо Миланези
Рим, 23 ноября 2018 года
2246-23-11-2018

„Напомню также, что Керченский пролив не является проливом, подлежащим регулированию международным правом - он российский.“

http://www.mid.ru/vizity-ministra/-/asset_publisher/ICoYBGcCUgTR/content/id/3419635

то же на английском языке:
"Let me also remind you that the Kerch Strait is not subject to any regulation by international law. It is a Russian strait."

http://www.mid.ru/vizity-ministra/-/asset_publisher/ICoYBGcCUgTR/content/id/3419635?p_p_id=101_INSTANCE_ICoYBGcCUgTR&_101_INSTANCE_ICoYBGcCUgTR_languageId=en_GB


СМИ и блогосфера не уделили особенного внимания этому высказыванию.

А зря!

Такое утверждение значит очень многое.

Фактически С. В. Лавров объявляет об изменении существующих правил судоходства в Керченском проливе. Хотя он и не озвучил, какие именно последствия имеет установление исключительности суверенитета России над Керченским проливом, эти последствия явно подразумевались.

Заявление Александра Вылегжанина

Вместо него эти последствия озвучил один из крупных российских специалистов по морскому праву Александр Вылегжанин.
6 декабря, уже после Керченского инцидента, в программе «Вести» он высказывает своё экспертное мнение, начиная как бы с возражения оппонентам:
„... ведь в договоре 2003 года, дескать, есть право для украинских военных кораблей пройти по Керченскому проливу. Потому сейчас нет права, что произошло коренное изменение обстоятельств. Теперь это внутренние воды только Российской Федерации. Поэтому в данном случае попытка военных кораблей пройти без согласия России через внутренние воды России - это попытка нарушить международное право“.

Источник – Программа «Вести» телеканала «Россия 1» ВГТРК
6 декабря 2018 года

видео тут или тут
с 1:40

Александр Вылегжанин, профессор, заведующий кафедрой международного права МГИМО МИД России:

„... ведь в договоре 2003 года, дескать, есть право для украинских военных кораблей пройти по Керченскому проливу. Потому сейчас нет права, что произошло коренное изменение обстоятельств. Теперь это внутренние воды только Российской Федерации. Поэтому в данном случае попытка военных кораблей пройти без согласия России через внутренние воды России - это попытка нарушить международное право.“

Вылегжанин Александр Николаевич,
Д.юрид.н., профессор МГИМО
Заведующий кафедрой международного права
Главный редактор журнала «Московский журнал международного права»
Назначен Российской Федерацией в список арбитров, который ведет Генеральный секретарь ООН для целей урегулирования международных споров в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г.

https://mgimo.ru/people/vylegzhanin/

Под его редакцией издан как минимум один учебник по морскому праву:

Ю. М. Колосов, Э. С. Кривчикова. Международное право: учебник / отв. ред. А. Н. Вылегжанин. — М.: Высшее образование, Юрайт-Иэдат. — 1012 с. 2009

Вот так, ни много ни мало - Россия теперь самолично контролирует всё Азовское море! И плевать, что там есть укранские порты. И совсем ничего не значит вся суть Конвенции ООН, заключающаяся в недискриминационном подходе к обеспечению прав судоходства.
Это же так сладко - иметь возможность контролировать, кого пускать в эти порты, а кого нет!

И это говорит настоящий специалист, профессор МГИМО, зав.кафедрой международного права, оцените все его регалии!

В юридическом экспертном сообществе принято приводить норму права, когда утверждаешь что-либо, особенно столь революционное, которая позволяет сделать такой вывод.
Но Вылежанин ни на какой закон не ссылается, он пользуется тем, о чём я писал в самом начале - он использует свой статус как критерий истинности.
„Ну я же сказал, что это так! А я самый большой специалист! Значит, то, что я сказал - истина!“

Нет, без доказательств не верю никакому специалисту. Специалист может как ошибаться, так и сознательно врать.

Заявление М. В. Захаровой

Логика, позволяющая заявить „теперь это внутренние воды Российской Федерации“ интуитивно кажется естественной.
Мол, до присоединения Крыма один берег Керченского пролива был российским, другой украинским – и пролив был внутренними водами обеих стран. Теперь оба берега российские, поэтому весь пролив является внутренними водами исключительно России.

Но не только юрист, а просто любой человек, сталкивавшийся с правом, понимает, что это логика не просто порочная, а логика ребёнка.

Статус Керченского пролива определяется «Договором между Россией и Украиной о сотрудничестве и использовании Азовского моря и Керченского пролива» (далее - «Договор...»). Прописанный в нём статус Керченского пролива не ставится в зависимость от того, кому принадлежит берег. То есть, из „теперь оба берега российские“ никакого „поэтому...“ не следует.
(Об этому немного подробнее ниже.)

Тем не менее ещё раньше, 15 ноября 2018, М. В. Захарова прямо говорит об использовании властью такой причинно-следственной связи:
„Дополнительно хотели бы отметить два важных момента, относящиеся к особенностям статуса Керченского пролива и Азовского моря.
Первый в настоящий момент находится под полным суверенитетом России как единственного прибрежного государства. Что касается Азовского моря, то это совместные внутренние воды (часть территории) России и Украины как в силу действующих двусторонних договоров, так и обычного международного права. Данный статус закреплен, в частности, Договором о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива 2003 г., который является бессрочным и не предполагает одностороннего прекращения.“

Источник – Официальный сайт Министерства иностранных дел России
15.11.18 19:01

Брифинг официального представителя МИД России М.В.Захаровой, Москва, 15 ноября 2018 года
2176-15-11-2018

„Дополнительно хотели бы отметить два важных момента, относящиеся к особенностям статуса Керченского пролива и Азовского моря.
Первый в настоящий момент находится под полным суверенитетом России как единственного прибрежного государства. Что касается Азовского моря, то это совместные внутренние воды (часть территории) России и Украины как в силу действующих двусторонних договоров, так и обычного международного права. Данный статус закреплен, в частности, Договором о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива 2003 г., который является бессрочным и не предполагает одностороннего прекращения.“

http://www.mid.ru/ru/press_service/spokesman/briefings/-/asset_publisher/D2wHaWMCU6Od/content/id/3410247

Тут М. В. Захарова не только утверждает неверную максиму „оба берега наши, поэтому и Керченский пролив наш“, но и делает совершенно невозможный правовой кульбит – она «Договор...» одновременно признаёт и не признаёт действующим!

В «Договоре...» прямо написано: „Азовское море и Керченский пролив исторически являются внутренними водами Российской Федерации и Украины.“
„Оба берега наши, поэтому и Керченский пролив наш“ - это значит не признавать «Договор...» действующим.
И тут же она признаёт его действующим и не предполагающим одностороннего прекращения!

Вот как так может быть? Что за выковыривание изюма из булочки с надеждой, что никто не заметит?

Приходится просто удивляться проявлению детского желания выдать желаемое за действительное.

Всё-таки, я думаю, что министр иностранных дел России не может пользоваться такой наивной логикой 5-летнего ребёнка. Это граничило бы с правовым нигилизмом, и я не верю, что большой политик сознательно может к этому прибегнуть. Это было бы страшно для страны.
Мне гораздо приятней думать, что С. В. Лавров просто встал на позицию силы, мол, как хотим, так и воротим, и пусть весь мир подождёт. На мой взгляд это позиция, конечно, тоже плохая, но всё же...

Сотрудничество в Азовском море

«Договор...» 2003 года об Азовском море между Россией и Украиной называется «Договор о сотрудничестве...».

У меня не получается считать, что желание российской власти приписать себе право решать, какие украинские суда могут заходить в Азовское море, а какие нет – это разновидность сотрудничества.

Мне представляется, что это всё же желание сделать себя хозяином Азовского моря. Такое стремление выглядит очень привлекательно в глазах определённой части росиян. Но это противоречит смыслу и сути Конвенции ООН по морскому праву, которая нацелена на устранение дискриминации и возможности давления одной страны на другую, используя географические преимущества.

Конвенция ООН по морскому праву в этом своём качестве является одним из краеугольных камней мирного добрососедского взаимодействия стран в мире.

Добрососедское взаимодействие невозможно без добросовестного и добровольного следования принятых правил.

Поэтому попытки российских властей получить выгоду через нарушение договорённостей меня чрезвычайно расстраивают.

В этом плане меня удивляет бездействие украинских властей. Было бы закономерно, на мой взгляд, если бы они немедленно после керченского инцидента подали официальный запрос к России о том, признаёт ли Россия действующим в полной мере «Договор...» от 24 декабря 2003 года? Принимает ли на себя Россия в полной мере обязательства по выполнению условий Договора? А дальше бы исходили из официального ответа России.

КЕРЧЕНСКИЙ ПРОЛИВ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ВНУТРЕННИМИ ВОДАМИ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО РОССИИ

УКРАИНСКИЕ МОРЯКИ НЕ ОБЯЗАНЫ БЫЛИ СПРАШИВАТЬ У РОССИИ РАЗРЕШЕНИЕ НА ПРОХОД ПО ПРОЛИВУ

С точки зрения Украины статус Азовского моря не менялся с 2003 года хотя бы в силу того, что не менялись сопутствующие условия – Украина считает Крым территорией Украины.

Россия считает единственно верной позицию, что Крым стал территорией России. Соответственно, условия изменились, и вслед за ними изменился и статус.

Попробую показать, что это не так.

Cтатус Азовского моря и Керченского пролива не меняется
даже при условии признания Крыма частью России.

потому что:

1. Статус Азовского моря определён двусторонним соглашением – «Договором между Россией и Украиной о сотрудничестве и использовании Азовского моря и Керченского продива» 2003г.

Статус Азовского моря и Керченского пролива как внутренние воды определён исключительно только данным «Договором...». Никакой другой закон или общие положения, исходящие из условий расположений морей и стран, не обеспечат такого статуса. В случае отсутствия или, что тоже самое, денонсации этого «Договора...» статус вод Азовского моря изменится в сторону большей открытости, Азовское море может стать доступным для любых судов любых государств.

Этот «Договор...» является действующим. Ни одна сторона не заявляла о выходе из него. Обе стороны подтверждают, что «Договор...» является действующим.

Согласно Конституции РФ, а также ФЗ от 15.07.1995 N 101-ФЗ «О международных договорах РФ», этот Договор является частью правовой системы России и обладает большей силой, чем российские законы.

ФЗ от 15.07.1995 N 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации»

Статья 5. Международные договоры Российской Федерации в правовой системе Российской Федерации

1. Международные договоры Российской Федерации наряду с общепризнанными принципами и нормами международного права являются в соответствии с Конституцией Российской Федерации составной частью ее правовой системы.

2. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

3. Положения официально опубликованных международных договоров Российской Федерации, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в Российской Федерации непосредственно. Для осуществления иных положений международных договоров Российской Федерации принимаются соответствующие правовые акты.

http://docs.cntd.ru/document/9012279/


2. В Договоре не оговорено, что он может действовать частично. Он может либо весь действовать, либо весь не действовать.

М. В. Захарова, утверждая, что Договор является действующим, но только одно положение его изменилось, пытается разделить «Договор...» на действующие и не действующие части.

Такого в праве не бывает!
Положения договоров не меняются без согласия сторон исключительно в силу изменившихся обстоятельств.

Российский закон ФЗ от 15.07.1995 № 101-ФЗ «О международных договорах РФ» вообще не предусматривает частичного изменения договоров. Международное законодательство требует согласия на это всех договаривающихся сторон.

В праве есть такое понятие - rebus sic stantibus - в вольном переводе „пока не изменятся обстоятельства“, позволяющее в одностороннем порядке выходить из договора при значительном изменении условий. Но даже эта оговорка, вокруг которой иногда ломают копья адвокаты, доказывая, что их клиент не жульничает, а поставлен в такие условия, что объективно не имеет возможности выполнить условия договора, позволяет только выйти из договора, а не изменить его.

Венская конвенция о праве международных договоров от 23 мая 1969 года

Статья 17. Согласие на обязательность части договора и выбор различных положений

1. Без ущерба для статьей 19–23, согласие государства на обязательность для него части договора имеет силу лишь в том случае, если это допускается договором или если с этим согласны другие договаривающиеся государства.

http://docs.cntd.ru/document/1903047/

Учебник международного права под редакцией А. Н. Вылегжанина

Попробуйте сами найти что-нибудь об изменении условий договора в одностороннем порядке при изменении обстоятельств в учебнике по международному праву.
Я пытался найти - не нашёл.

Хотя учебник хороший, под редакций того самого крупного специалиста А. Н. Вылегжанина, утверждающего, что Керченский пролив является внутренними водами исключительно России, а украинские суда должны испрашивать у неё разрешения.

Ю. М. Колосов, Э. С. Кривчикова. Международное право: учебник / отв. ред. А. Н. Вылегжанин. — М.: Высшее образование, Юрайт-Иэдат. — 1012 с. 2009


3. Положения «Договора...» определены без связи с тем обстоятельством, кому принадлежит Крым, поэтому изменение обстоятельств не влияет на них.

Керченский пролив и Азовское море являются внутренними водами обеих стран по «Договору...», а не по условию, что Крым украинский. В «Договоре...» нет ни слова о том, кому принадлежат берега Азовского моря. Статус Азовского моря утверждается без привязки к этому вопросу.

Как бы не изменялись обстоятельства в жизни - это не обстоятельства «Договора...». «Договор...» является безусловным.


4. Керченский пролив является частью Азовского моря, поэтому у них не может быть разного статуса.

М. В. Захарова утверждает, что Керченский пролив является внутренними водами России, а Азовское море - совместными внутренними водами России и Украины.

Но Керченский пролив является частью Азовского моря.

Граница между Азовским и Чёрным морем проходит по линии мыс Такиль - мыс Панагия.
То есть Азовское моря включает в себя Керченский пролив. Керченский пролив - часть Азовского моря.

Утверждать, что Азовское море и Керченский пролив имеют разный статус - как минимум безграмотно.

Границы морей и океанов (англ.)

International Hydrographic Organization
"Limits Of Oceans And Seas"
страница 18

30.-Black Sea.
On the Southwest.
The Northeastern limit of the Sea of Marmara (29).
In the Kertch Strait.
A line joining Cape Takil and Cape Panaghia (45"02' N).

31.-Sea 01 Azov.
In the Kertch Strait.
The limit of the Black Sea (30).

https://epic.awi.de/id/eprint/29772/1/IHO1953a.pdf


5. В «Договоре...» определены правила судоходства в Керченском проливе.
Согласно «Договору...» „военные корабли под флагом РФ или Украины пользуются в Азовском море и Керченском проливе свободой судоходства“.

Это положение «Договора...» является неотъемлимой частью «Договора...». Если сторона признаёт «Договор...» действующим, она обязана признавать действующим это положение «Договора...».

Это означает, что украинская группа судов имела полное право прохода по Керченскому проливу без испрашивания у России разрешения на проход.

Стоит не забывать, что Керченский пролив и Керчь-Еникальский канал(КЕК) - это разные вещи.
КЕК - это искуственное сооружение внутри Керченского пролива, канал, движение по которому регулируется морским портом Керчь. Все судна без исключения запрашивают разрешение на проход каналом - российские, украинские, третьих стран, любые. Порт Керчь выдаёт разрешение в том смысле, что он обеспечивает безопасность и определяет очерёдность прохождения сооружения. И ничего больше. Порт Керчь не определяет, у кого есть право прохода по внутренним водам, а у кого нет.



Яндекс-кошелёк № 410018959813571


карта Сбербанка — 5469 5500 1311 2708


pp_logo.jpg

PayPalpaypal.me/ikeselevivan, ikeselevivan@gmail.com


WebMoney
WMR — R365183103828
WME — E066104826649


© ИВАН КИСЕЛЕВ
2019

ikeselevivan@gmail.com